Фото до матеріалу

Видео без цензуры. Обычный день в коммуналке переселенки с Донбасса, в любимом для нее Русском Мире.

Видео без цензуры. Обычный день в коммуналке переселенки с Донбасса, в любимом для нее Русском Мире.

Украина их не слышала, и не видела. Зато теперь они окунулись в благодатный Русишь Мир. Вот некоторые прелести которые дает реальность в России. Киселев такого явно не обещал. Женщина которая пытается заварить себе чай переселенка из Горловки. (Так было написано в сообщении читателя который прислал это видео). Ярая сторонница Русского Мира, как оказалось смогла окунуться во все прелести жизни в РФ.  

Не смотря ни на что, мне жаль этих людей, хотя скорее всего, после этого события они пойдут по своим комнатам смотреть очередную порцию пропаганды от Киселева. Хорошо хоть так подумает каждый и попытается заснуть, позабыв обиды, и горе. Главное что НАТА не нападет, а "Біндери" замерзнут.   

 

Конец иллюзий

Приходилось ли вам когда-нибудь доказывать, что вы не писаете в ванну? А подсчитывать, сколько часов в день горит лампочка в вашей комнате? А доказывать соседям, что мыться нужно каждый день? А стоять на лестничной площадке и курить одну сигарету за другой просто потому, что домой вам идти совершенно не хочется? Если на эти вопросы вы ответите «нет» — значит, вы никогда не жили в коммунальной квартире.

То, что нас сделало

Коммунальные квартиры — это фантомы-невидимки. Что-то вроде зловещих привидений из старых замков, которых лучше не трогать. Жилищный кодекс РФ, принятый в 2004 году, правила приличия соблюдает: о коммуналках ни слова. Вообще ни одного федерального закона, прописывающего статус коммуналки, не существует в природе. Но это ничего не значит. В качестве единицы посемейного расселения застенчивый ЖК до сих пор признает не только отдельную квартиру, но и комнату. Именно этот юридический кунштюк обеспечивает коммуналкам в России вечную жизнь.

Ни историки, ни архитекторы, ни социологи, ни всякие прочие культурологи коммуналками тоже почти не интересуются. В этом отсутствии интереса есть что-то глубоко личное.

— Ой, нет, что вы, мы этим не занимаемся, — с нотой испуга в голосе говорит очередной ученый человек, отвечая на мое предложение поговорить о коммуналках. — Тема, конечно, интересная, но… Что тут можно сказать? Я, знаете ли, и сам(а) родился (жил, бывал) в коммуналке. А родители так всю жизнь там прожили…

Получается странный парадокс: при всем нежелании ученых людей вдаваться в воспоминания и аналитику с таинственным феноменом коммуналки знакомы практически все российские горожане старше сорока. Секретный культурный код намертво прописан в поколенческом коде страны, он вольно или невольно передается от старших к младшим. Поэтому давайте не будем притворяться. Коммуналки — это не просто небольшая тучка на историческом небосводе России. Это то, что нас сделало.

Наши антикоммуналки — это кладбища, — убедительно шевелит он усами. — Замечали, да? Заборчики. Нигде в мире нет заборчиков, а у нас есть. Они делают наши кладбища безобразными. Но это же, по сути, и есть наше стремление хоть на том свете отгрызть себе кусочек отдельного жилья.

Большевики, разумеется, очень быстро поняли все преимущества такой формы существования, — говорит декан факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, автор книги «Очерки коммунального быта» Илья Утехин. — Коммунальные квартиры превратились не только в энциклопедию городской жизни советского периода, но и в мощнейший механизм контроля за населением.

Не деньги, не предметы роскоши, а именно личное пространство в советском понимании стало универсальным эквивалентом и символом благосостояния, успеха, достоинства. Те, кто сосредоточил в своих руках бразды правления коммунальным фондом, получили грандиозный механизм абсолютной власти над гражданами. Этот факт породил совершенно новый стиль городской жизни, а заодно и нового героя — издерганного, униженного гражданина, который готов всех порвать, отстаивая свои права, но при этом точно знает, что никаких прав у него нет.

Коммунальный синдром

Ваша приватная сфера прозрачна. Люди в условиях этой прозрачности заняты тем, что постоянно и очень трепетно охраняют границы своего личного пространства. Они все время что-нибудь делят…

Еще одно коммунальное свойство — подозрительность и яростная агрессивность по отношению к соседям. И как следствие, фантастическое небрежение к окружающему бытовому безобразию. Любой архитектор или сотрудник коммунальных служб это знает: если ты хочешь привести здание в полную негодность, сделай там коммуналки. Тогда точно никто не будет ремонтировать трубы, обновлять краску на стенах, чинить проводку.

К проявлениям того же коммунального синдрома можно отнести и удивительную покорность судьбе, и фантастические требования к властям, и полную от них зависимость.

Сподобався пост ? Поділись !

????????...
...